Новости:







02.09.2008 15:11    Версия для печати

Председатель комитета по лесному хозяйству Мурманской области Алексей Зимин: Проблемы защиты лесов Кольского полуострова.

В конце августа ГТРК "Мурман", филиал ВГТРК провело интервью с председателем комитета по лесному хозяйству Мурманской области Алексеем Зиминым. Главная тема программы – проблемы защиты лесов Кольского полуострова. 

Вед.: В эфире "Губернский час". Главная тема программы – проблемы защиты лесов Кольского полуострова. В передаче принимает участие председатель областного комитета по лесному хозяйству Алексей Зимин. Алексей Филиппович, первый вопрос, наверное, можно так сформулировать, без конца ваше хозяйство подвергается реорганизации. Оно сегодня в каком состоянии, за что отвечает и какие главные проблемы Вы бы выделили? 
А.Зимин: Отвечает за благосостояние наших лесов, за ведение лесного хозяйства в соответствии с федеральным законодательством. То есть это и соблюдение лесного законодательства, как-то лесонарушения, нарушения правил ведения хозяйства и ведение хозяйства, то есть обеспечение нормальной жизнедеятельности лесов. Какие проблемы? Проблем, наверное, как и в любой отрасли много. Основная проблема – финансирование, кадровое обеспечение и, вот Вы правильно задали вопрос, у нас перманентная реорганизация, начиная с 2000 года, практически не оканчивающаяся, и это сказывается непосредственно на работе и на моральном климате людей, которые заняты. Мы практически с прошлого года пережили две реорганизации: была передача из подчиненности федеральной структуры в область, в это время за 2007 год были реорганизованы наши лесхозы, которые осуществляли комплексное ведение хозяйства на территории лесного фонда. Теперь лесхозы разделены на уровне лесхозов на структурные подразделения – учреждения, которые осуществляют контроль, надзор и управленческие функции, и вторая часть – это подразделения, которые выполняют хозяйственные функции, то есть выполнение работ… 
Вед.: Мы об этом еще попозже поговорим. Мы съездили в Кольский лесхоз. 
А.Зимин: Вот это основное. Сейчас в период реорганизаций это колоссальный кадровый голод нормальных специалистов лесного хозяйства, но в этом тоже, наверное, есть причина – что-то зависит, может быть, непосредственно от нас, а большая часть, я считаю, зависит от отношения к нашей отрасли. У нас, к большому сожалению, не видно, но отрасль такая инерционная, то есть вложения в эту отрасль откликаются отдачей через большой промежуток времени – это связано с длительным выращиванием, и ущерб, который наносится сейчас, он вылезет когда-то через 50, через 60 и более лет. Именно в этот период, в период перестройки, наверное, все-таки ослаблено внимание, и я даже могу сказать, что вот кадровый голод, как бы мы не пытались привлекать к себе молодежь в отрасль – не идут, потому что средняя заработная плата… 
Вед.: Назовите заработную плату и дальше уже ничего объяснять не нужно. 
А.Зимин: У нас по прошлому году было где-то 12 тысяч. В этом году в лесничествах, которые как бы чиновничьи функции выполняют, около 15 тысяч, в хозяйствующих структурах немного ниже. 
Вед.: Вот Вы сказали, что финансирование у вас осталось из федерального бюджета, а все остальное передано области? Правильно я понимаю? 
А.Зимин: Да. В принципе, оно в законе звучит – Федерация передала свои полномочия в области лесных отношений не полностью, но частично в области лесных отношений в область, и осуществляются эти полномочия за счет субвенций из федерального бюджета. Конечно, может быть, оно наладится даже по прошлому году. В 2007 году у нас финансировано, в целом, на нашу отрасль 86 миллионов, в 2008 году – 130 миллионов, но говорить о том, что достаточно – рано. В принципе, кардинально не изменилась система финансирования, и не изменились подходы. Во-первых, по нашему мнению, кто близок к этому – определение финансирования по сложившемуся принципу. То есть, кто получал много больше, так и получает. Увеличилось общее финансирование, его пропорционально или около этого разделили и дали. Я к чему говорю, потому что абсолютно одинаковые нормативы к ведению лесного хозяйства, вот близкое нам обеспечение охраны лесов от пожаров. Считается, что крупный лесной пожар – 25 гектар и более в наземной зоне, и 200 гектар в авиационной зоне. Абсолютно одинаковый подход, что для Мурманской области, что для Московской, где насыщенность дорогами в сотни раз больше, чем у нас, а норматив финансирования на эти работы совершенно одинаковый. Для того чтобы обнаружить этот пожар или осуществить его тушение у нас требуется привлечь самолеты. 
Вед.: Алексей Филиппович, я Вас прерву, я хочу, чтобы зрители наши увидели хозрасчетную единицу – единственный Кольский лесхоз, который остался в живых после реорганизации. 
Сюжет: 
Корр.:
В теплицах Кольского лесхоза зеленеет будущий лес. Двухлетние саженцы сосны, которым предстоит перезимовать под открытым небом, в будущем году заполнят бреши пожарищ и вырубок в окрестностях поселка Верхнетуломский. Только эта матрица даст 120 тысяч деревьев. Директор лесхоза Станислав Слободенюк лесным хозяйством занимается 25 лет, говорит "дилетанты здесь не задерживаются". С.Слободенюк, директор ГОУ "Кольский лесхоз": Это очень хорошее занятие – сажать лес, который превращается в "легкие" нашей планеты. 
Корр.: Перспективный план по выращиванию "легких планеты" – 2 миллиона саженцев. К двум действующим сосновым инкубаторам здесь добавятся еще два, пополнятся теплицы и в других подразделениях хозяйства, разбросанных по всей области. После очередной реорганизации из десяти лесхозов в этом году в живых остался только Кольский с постоянным штатом 100 человек. Занимаются они не только лесопосадками, но и противопожарными мероприятиями и благоустройством мест отдыха в лесу. Областное унитарное предприятие переведено на полную самоокупаемость. Ударная хозрасчетная единица – цех по переработке древесины. Двадцать лет назад он выпускал ее в объеме 400 кубометров в месяц, снабжал весь Советский Союз детскими кубиками, кухонной утварью и даже прищепками, сейчас дает 80 кубометров, от прошлой активности остался только лозунг "Тебе, родина, – наш удачный труд!". В.Прокофьева, руководитель Кольского лесохозяйственного подразделения: Из древесины получаем пиломатериалы, делаем вагонку и половую доску. Сейчас строениями не занимаемся, может быть, спрос спал, в основном, у нас заказывает население. С организациями сейчас работаем мало. 
Корр.: Самая больная проблема – техника времен мезозойской эры, станки помнят ударников первых пятилеток, лес с делянок пытаются возить старыми лесовозами, для которых сейчас запчастей-то не найдешь. Деньги на новое оборудование найти можно, но здесь опять злую шутку сыграла реформа отрасли – имущество комитета по лесному хозяйству передано в областное ведение, а финансирование идет из федерального бюджета. Вопрос об обновлении средств до сих пор не решен, мало того, в итоге получился гибрид хозрасчета с бюджетным лицом. Чтобы закупить технику дороже 100 тысяч, нужно проводить тендер, а на это уходят месяцы, за это время продавец находит более денежного клиента. С.Слободенюк: Что касается закупки новой техники, она сейчас стоит порядка 2 миллионов. В данный момент лесхоз такой возможности не имеет, ну я думаю, что, в принципе, переболев этот год, на следующий год мы, наверное, все-таки что-то сможем приобрести. Хотя бы порядка двух единиц. 
Корр.: В лесхозе надеются на то, что пережили самые тяжелые времена реорганизации. Правда, есть опасение, что неугомонные чиновники затеют новую реформу. 
Вед.: Вопрос один – как можно силами одного лесхозы справится с лесовосстановлением полуострова? 
А.Зимин: Будем пытаться. В общем-то, это не прихоть, мы вынуждены были, потому что из 10 бывших лесхозов у нас организовано новых 10 учреждений – лесничеств. Мы не могли оставить 10 еще хозрасчетных предприятий, это управленческие структуры пошли, в общем-то, с расчетами, исходя из выделенного финансирования, пришли к тому выводу, что необходимо оставить одно хозрасчетное предприятие с филиалами – очень тяжело и очень трудно. В этом году мы уже столкнулись с тем, что работы будут выполняться, сохраняя объемы в целом для области, выполнять их мы сможем не во всех лесничествах. То есть будем концентрировать по годам, где-то переносить один год в одном – это лесовосстановительные работы, потому что выполнить на 10 гектарах или выполнить на 100 гектарах – совершенно разная себестоимость работ будет. Будем исходить из этого. Возможно, следующая проблема будет решаться за счет арендаторов, хотя надежды не большие. У нас арендаторы, которые реально могут участвовать в выполнении этих работ – это арендаторы, которые занимаются лесозаготовками, они расположены или взяты в аренду у нас – около 3-4 процентов площади. Немного больший процент возможен объема работ, потому что там выполняются рубки и потребуется обнесение этих лесосек, а остальное – нет, но, в общем-то, выход будем искать. Сейчас очень трудное время для лесхоза. В этом году, когда перешли на новые условия, я только хотел бы поправить, вот в сюжете прозвучало – не унитарное предприятие, а государственное учреждение. У нас следующая задача, по-видимому, перевод его в унитарное предприятие. 
Вед.: Вы опередили события, воплотили мечту. 
А.Зимин: Несмотря на то, что он не получает ни копейки из бюджета. То есть ни из федерального, ни из областного бюджета, все работы, так сложилось, потому что на уровне комитета ответственность за выполнение работ и ведение лесного хозяйства лежит на лесном, и мы вынуждены были организовывать это предприятие, а финансирование оно получает за счет конкурсов. То есть комитет получает финансирование на выполнение работ, выставляет их на аукцион, и на аукционе этот лесхоз наш выигрывает. В общем-то, абсурд, но, тем не менее, он выигрывает финансирование и потом уже работает, якобы, как хозрасчетное предприятие, но полностью учет и отчетность он ведет как бюджетное учреждение. И вот об этом директор как раз говорил, сейчас они вынуждены заниматься не только нашими лесными работами непосредственно, потому что финансирование выделяется для выполнения работ лесного хозяйства. 16 миллионов – это, в общем-то, мизерное финансирование и лесхоз вынужден дополнительно изыскивать средства. Он участвует в других работах и есть контракты с дорожниками по обнесению карьера, и есть контракты с комбинатом "Печенганикель" о поврежденных промвыбросами землях, есть контракты по обнесению песков, то есть это дополнительные средства. Он где только может участвует, чтобы заработать и обеспечить занятость людей, и обеспечить исполнение возложенных на него обязанностей. 
Малая студия: Александр Юрьевич из Мончегорска говорил, что у них какое-то предприятие есть сверхлегкой авиации. Почему эту авиацию нельзя использовать на пожарах, если есть такая возможность? Несколько раз задавали вопросы, что происходит процесс переоформления старых договоров аренды на новые – вот в чем смысл этой процедуры, зачем это надо? 
А.Зимин: Переоформление договоров – этот вопрос касается, конечно, не очень большого контингента слушателей, зрителей, это специфический, профессиональный вопрос. У нас на сегодняшний день 214 договоров аренды заключено, из них часть уже прошла переоформление в соответствие с новым лесным кодексом. Это требование лесного кодекса – к 1 января 2009 года все договора должны быть переоформлены. Но условно, так скажем, лесопользователь, который не считает нужным переоформить этот договор, может не переоформлять, и он будет действовать до окончания срока. У нас такие договора были заключены на 5 лет, вот до истечения пяти лет остался месяц, два, три, год, он будет действовать по старым договорам. Зачем это нужно? Во-первых, новым лесным законодательством, в том числе и кодексом, предусмотрено, что расширение прав лесопользователей и увеличение бремени их ответственности за ведение хозяйства на этих территориях. Что это значит? Что касается прав, при оформлении договора по новому лесному кодексу минимальный срок, за исключением геологоразведочных работ, на который заключается договор – 10 лет. Если у кого-то было меньше, то он перезаключает на 10 лет, при этом предоставляется право, возможность субаренды до года, он может передавать переуступку прав по пользованию, лесной фонд может выступать как капитал в акционерных обществах, при поручительстве как банковская гарантия. То есть появляется дополнительная возможность с действием с этим лесным фондом. Но, я сразу бы хотел еще один вопрос, в новостях прозвучало, что под рекреационные участки перепродаются земельные участки – это неправильно. Лесные участки не могут перепродаваться, если где-то сейчас и появились такие люди, то должны знать, что покупать у арендаторов участки и строения на этих участках – это незаконные действия и, в принципе, при опротестовании они будет опротестованы, и человек потеряет и деньги, вложенные в это дело, и сам участок. Дополнительно к этому на арендатора возлагается и ответственность по ведению хозяйства на этих участках – вот в чем суть переоформления, то есть права и обязанности. С легкой авиацией мы с удовольствием бы работали, но если этот вопрос задавал человек, который сведущ в этом деле, он должен знать, что у них должен быть сертификат на выполнение этих работ. Как правило, у этих авиаторов есть допуск для выполнения любительских работ, любительских полетов, они не могут выполнять работы не сертифицировано. 
Вед.: Переходя к авиации, мне хочется напомнить зрителям ситуацию в аэропорту Ловозера, который, возможно, скоро перейдет к вам. 
Сюжет: 
Корр.: Еще год назад посадочная площадка в Ловозере именовалась аэропортом. Различные службы насчитывали до 30 человек, которые обслуживали полеты малой авиации. Сегодня сотрудников осталось всего 9, нагрузка меньше не стала. Диспетчер-информатор не несет никакой ответственности в отдаленку, он передает пилотам только прогноз погоды и разрешение на вылет. По сути, летчики, вылетающие из Ловозеро, всю ответственность за пассажиров и доставку груза берут на себя. В.Володькин, диспетчер – информатор: Если был бы диспетчерский пункт, здесь нужно было бы и обеспечение радиосвязи более большое, более большой штат, но все ведется к тому, чтобы это все сократить и сделать как можно меньше расходов на аэродром.
Корр.: Сегодня авиаплощадка Ловозера находится в частных руках. За базирование малой авиации приходится платит немалые деньги. В.Шмелев, начальник Мурманской авиабазы охраны лесов: Прорабатывается вопрос передачи наших воздушных судов, вот два самолета готовятся, будут летать пока под маркой местной авиакомпании. На этих самолетах будем возить помимо наших лесопатрульных маршрутах, работать в тушении пожаров, будем выполнять санитарные задания, возить пассажиров. Губернатор и правительство области готовят постановление о передаче, о покупке у местной компании аэропортов как Ловозера, так и Умбы, и в будущем они будут переданы, по всей видимости, Мурманской авиабазе. 
Вед.: Так авиабаза будет ваша? 
А.Зимин: Авиабаза, как структурное подразделение, уже наша и ее задача – выполнение охраны лесов от пожаров. В этом году расширена эта задача, раньше была только авиационная охрана, то есть в зонах недоступных для наземных, а наземное осуществлялось лесхозами. Теперь все функции по тушению пожаров переданы авиабазе, значит, наша авиабаза при разделении и выделении передачи сюда были получены с центральной авиабазы два самолета "АН-2", и вот командир авиабазы Шмелев сказал, что да, были и есть определенные проблемы, но нет у самой авиабазы и не требуется ни по ее уставу свидетельство эксплуатации, то есть мы не можем иметь своих пилотов, свою ремонтную базу, которая обеспечивала бы это. Вот сейчас по договору с Мурманской авиационной компанией передаются туда в аренду наши самолеты, и они будут выполнять наши авиапатрульные полеты и связанные с обеспечением сельского хозяйства договоры и охраны заповедников. Был сюжет как раз по мониторингу лесов, по выявлению вредных воздействий на леса и сейчас прорабатывается вопрос правительством очень серьезно и готовится постановление губернатора, я уже визировал его о том, что в связи с тем, что МАК на грани банкротства, убыточным является содержание посадочных площадок и местных аэродромов. Но так как, в принципе, требуется социальная защищенность людей, желающих проживать в отдельных поселках, область принимает решении о приобретении этих площадок и аэродромов в собственность с последующей передачей, и как раз нашей авиабазе для эксплуатации и с финансированием из областного бюджета, потому что авиабаза у нас полностью тоже бюджетное учреждение. Что этим достигается? В принципе, во-первых, что авиабаза – это государственное областное учреждение, и не требуется дополнительного создания как бы юридического лица, то есть дополнительной структуры. Это очень близко к функциям, которые авиабаза выполняет, и потребуются специалисты, такие как диспетчеры, топливозаправщики, метеообеспечение – эти люди, в какой бы структуре они не находились, должны быть.
 

При перепечатке ссылка на www.woodbusiness.ru обязательна!


comments powered by Disqus



РАНЕЕ НА ЭТУ ТЕМУ:


27.08.2008 17:19 /
Восстанавливают Морозовский дендрарий - достояние Пензенской области, мировой истории и культуры.

Морозовский дендрарий находится в 170 км от Пензы на границе с Тамбовской областью на окраине старинного села Студенка в нескольких километрах от села Поим. Его называют одним из семи чудес Пензенской области.



26.08.2008 11:08 /
Донские лесники получили новую противопожарную технику впервые за 8 лет.

Впервые за 8 лет лесные хозяйства Ростовской области получили новую современную противопожарную технику - лесопатрульные комплексы, противопожарные модули и ранцевые огнетушители. Это стало возможным благодаря выделенным губернатором Ростовской области из резервного фонда средствам в размере более 16 млн. рублей.



21.08.2008 11:05 /
В Мурманской области выявлены площади загрязнения лесов.

В соответствии с заключенным контрактом с Комитетом по лесному хозяйству Мурманской области, Государственное областное учреждение "Мурманская база авиационной охраны лесов" проводит работы по выявлению несанкционированных свалок на территории лесного фонда Мурманской области.


На правах рекламы:


   время выполнения страницы
 0.051362991333008
2011 Интернет-журнал woodbusiness.ru

Реклама:   julia@krasdesign.ru
   
Яндекс.Метрика