Новости:







06.02.2008 09:58    Версия для печати

Госрегулирование в сфере экологии должно быть сосредоточено в одних руках

Андрей Добров: В студии гость министр природных ресурсов РФ Юрий Петрович Трутнев. У нас здесь много СМИ, это понятно – после заявления Д. Медведева о новой политике в экологии, я так понимаю, должны измениться нормы природопользования, вообще, что должно измениться? Экологи на это очень надеются. Так это? Есть какой-то массив планов, который подготовлен?



Юрий Трутнев: Мы тоже очень надеемся, что отношения у органов государственного управления, и в России в целом к вопросам экологии будет меняться. А оно меняться должно. Наверное, естественно, что это происходит сегодня, потому что потребности в благоприятной окружающей среде у людей увеличиваются по мере экономического развития общества. У людей есть первые приоритеты – надо чтобы было что поесть, что одеть и в 90-е годы эти приоритеты, к сожалению, были основными. А сегодня другой этап развития России. Сегодня люди хотят жить в благоприятной окружающей среде - 'то и есть экология. Поэтому очевидно, что во всех странах, которые достигают определенного уровня экономического развития, вопрос экологии начинает становится главенствующим. Россия к этому уровню экономического развития, на наш взгляд, вполне подошла.

А.Д.: У меня есть вопросы от других СМИ, в частности – от газеты «Известия» - на прошлой неделе на заседании Совета безопасности РФ было заявлено о необходимости привести в порядок работу природоохранных структур, чтобы они перестали друг друга дублировать. Будет ли создано в России единое ведомство экологического контроля?

Ю.Т.: Мы очень надеемся, что такое решение правительством России будет принято. Поскольку сегодня, к сожалению, органы исполнительной власти несколько дублируют функции, а часто просто мешают работать друг другу. Например, мы – наше агентство Роcводоресурсов, входящее в структуру министерства, устанавливает возможные платежи за сбросы. В тоже время Ростехнадзор устанавливает возможность предприятиям сверх-нормативные сбросы. Таким образом, если там плохо договорился у нас – надо платить, значит можно пойти в Ростехнадзор, и можно получить отдельное персональное разрешение. Эта система отдельных персональных разрешений предприятиям это отдельный заповедник коррупции и субъективизма.

А.Д.: Мне кажется, эти вопросы можно быстро решать при наличии свободной воли – раз, два и все. Я так понимаю, этот вопрос решается довольно долго.

Ю.Т.: Да. Мне кажется, изменения структуры правительства, в этом случае это, действительно, изменения структуры правительства это вопрос серьезный. Быстро решить, наверное, сложно и вряд ли надо. Лучше решить не так быстро, но продуманно. У нас главная задача – чтобы окружающая среда в России была благоприятной для проживания людей, чтобы у нас были зеленые леса, прозрачные реки, чистый воздух. Для этого есть инструменты. Государственное регулирование - один из основных инструментов. Это государственное регулирование должно быть сосредоточено и обладать полномочиями, и ответственностью - в одном органе, чтобы руководство страны и все граждане России знали, с кого спрашивать.

А.Д.: Я сегодня говорил с господином Юргенсом - вице-президентом РСПП, я спросил – эти возможные новые нормы – как они могут отразиться на предпринимателях? Он сказал – все нормально, мы «за», есть только одна опасность – что под эту новую политику с нас потянут еще больше денег, так это?

Ю.Т.: Эти рассуждения, что экономика и экология это два разных полюса, можно развивать или одно, или другое – такие рассуждения от лукавого. Развитие большинства стран мира опровергает этот тезис, делается все с точностью до наоборот. Можно надеяться, что за счет грязных технологий, пренебрежения к окружающей среде можно развиваться экономику, мало платить за сбросы и т.д. Но весь мир развивается другим образом. Во всем мире повышение экологических санкций, требований к чистоте производства стимулирует создание новых технологий и в результате продукция выходит на другом качественном уровне, потому что мир сегодня не будет покупать грязную продукцию. Он сейчас ее уже не покупает. Скандалы, связанные с детскими игрушками, питанием - это волна пошла. Люди не будут употреблять грязные продукты, поэтому надо заранее настраиваться на то, что, попирая собственную окружающую среду, успехов в экономическом развитии не совершишь.

А.Д.: Это справедливо для Европы, США. Но есть еще страны Латинской Америки, Африки, Азии, куда, мне кажется, это еще не дошло. Это условие развития для богатых стран.

Ю.Т.: Как раз мы о России говорим. Мы, Россию имеем все основания относить к уже достаточно богатой и точно – быстро развивающейся стране. Мы должны на себя примерять те правила, которые дают нам возможность дальнейшего правильного и чистого развития, которое с одной стороны, соответствуют тенденциям в мировой экономике, а с другой – сохраняют людям нормальные условия жизни.

А.Д.: Вопрос от газеты «Аргументы и факты» - какие еще законы необходимо принять, чтобы обеспечить экологическую безопасность?

Ю.Т.: Довольно много надо сделать, чтобы обеспечить не то чтобы экологическую безопасность – это крайний термин, а вообще, чтобы обеспечить улучшение состояния окружающей среды во всех ее сферах – воздух, вода и т.д. Во-первых, у нас вообще нет сводного документа, который бы назывался, например, экологический кодекс. У нас Водный, Лесной есть, а экологического нет. А экология это всеобъемлющая среда, которая включает в себя лес, воду и многое другое. Второе – много противоречий в работе между ведомствами. Есть борьба за полномочия. К сожалению, законы бюрократии работают таким образом, что люди стараются за полномочия бороться. Мы давно заняли позицию, что мы не боремся за полномочия, мы говорим, что функции должны быть объединены. Где они будут объединены - решит руководство страны, правительства. Решит, что это должно быть сделано в министерстве природных ресурсов - будем стараться честно и профессионально заниматься этим направлением и добиваться комфортной окружающей среды для россиян. Будет решено в другом министерстве - с удовольствием будем, чем можем помогать. Главное, чтобы реки и озера чистыми стали.

А.Д.: Мне кажется, эти вопросы можно быстро решать при наличии свободной воли – раз, два и все. Я так понимаю, этот вопрос решается довольно долго.

Ю.Т.: Да. Мне кажется, изменения структуры правительства в этом случае это, действительно, изменения структуры правительства это вопрос серьезный. Быстро решить, наверное, сложно и вряд ли надо. Лучше решить не так быстро, но продуманно. У нас главная задача – чтобы окружающая среда в России была благоприятной для проживания людей, чтобы у нас были зеленые леса, прозрачные реки, чистый воздух. Для этого есть инструменты. Государственное регулирование - один из основных инструментов. Это государственное регулирование должно быть сосредоточено и с полномочиями, и с ответственностью в одном органе, чтобы руководство страны и все граждане России знали, с кого спрашивать.

А.Д.: Я сегодня говорил с господином Юргенсом - вице-президентом РСПП, я спросил – эти возможные новые нормы – как они могут отразиться на предпринимателях? Он сказал – все нормально, мы за, есть только 1 опасность – что под эту новую политику с нас потянут еще больше денег, так это?

Ю.Т.: Эти рассуждения, что экономика и экология это два разных полюса, можно развивать или одно, или другое – такие рассуждения от лукавого. Развитие большинства стран мира опровергает этот тезис. Делается все с точностью до наоборот. Можно надеется, что за счет грязных технологий, пренебрежения к окружающей среде можно развиваться экономику, мало платить за сбросы и т.д. Но весь мир развивается другим образом. Во всем мире повышение экологических санкций, требований к чистоте производства стимулирует создание новых технологий. И продукция выходит на другом качественном уровне. Потому что мир сегодня не будет покупать грязную продукцию. Он сейчас ее уже не покупает. Скандалы, связанные с детскими игрушками, питанием - это волна пошла. Люди не будут употреблять грязные продукты. Поэтому надо заранее настраиваться на то, что, попирая собственную окружающую среду, успехов в экономическом развитии не совершишь.

А.Д.: Это справедливо для Европы, США. Но есть еще страны Латинской Америки, Африки, Азии, где, мне кажется, это еще не дошло. Это условие развития для богатых стран.

Ю.Т.: Как раз мы о России говорим. Мы России имеем все основания относить к уже достаточно богатой и точно – быстро развивающейся стране. Мы должны на себя примерять те правила, которые дают нам возможность дальнейшего правильного и чистого развития, которое с одной стороны, соответствуют тенденциям в мировой экономике, а с другой – сохраняют людям нормальные условия жизни.

А.Д.: Вопрос от газеты «Аргументы и факты» - какие еще законы необходимо принять, чтобы обеспечить экологическую безопасность?

Ю.Т.: Довольно много надо сделать, чтобы обеспечить не то чтобы экологическую безопасность – это крайний термин, а вообще, чтобы обеспечить улучшение состояния окружающей среды во всех ее сферах – воздух, вода и т.д. Во-первых, у нас вообще нет сводного документа, который бы назывался, например, экологический кодекс. У нас водный, лесной есть, а экологического нет. А экология это всеобъемлющая среда, которая включает в себя лес, воду и многое другое. 2 – много противоречий в работе между ведомствами. Есть борьба за полномочия. К сожалению, законы бюрократии работают таким образом, что люди стараются за полномочия бороться. Мы давно заняли позицию, что мы не боремся за полномочия. Мы говорим, что функции должны быть объединены. Где они будут объединены - где решит руководство страны, правительства. Решит, что это должно быть сделано в министерстве природных ресурсов- будем стараться честно и профессионально заниматься этим направлением и добиваться комфортной окружающей среды для россиян. Будет решено в другом министерстве - с удовольствием будем, чем можем помогать, главное, чтобы реки и озера чистыми стали.

А.Д.: Вы говорите- экологический кодекс, какие-то конкретные направления есть, где нужно срочно что-то делать?

Ю.Т.: Я считаю, что самым критичным сегодня у нас вопросы работы жилищно-коммунального хозяйства. То состояние, в котором мы сбрасываем стоки крупных городов – не годится никуда. Это самая больная точка в экологии РФ. Работу надо начинать от сюда. Мы уже обсуждали этот вопрос с Дмитрием Козаком. Очевидно, что есть простой лобовой путь, мы делаем прогрессивную систему платежей за загрязнение водных объектов и говорим: коллеги, 2008 год так. как объявили, 2009 год- на 20 % выше, следующий- еще на 20. А к 2011 объявляем уровень платежей за сбросы недоочищенных сточных вод практически запретительным. Вся проблема, что у нас большая часть водоканалов, систем водоснабжения крупных городов- они муниципальные. И мы должны понимать, что нам надо выделить в бюджете РФ, в бюджетах муниципальных образований достаточное количество средств для реконструкции. У нас ведь нет задач- просто остановить канализационные коллекторы всех крупнейших городов- невозможно. Мы должны просчитать сроки и объемы финансирования достаточное для того, чтобы эти очистные сооружения привести в порядок. Эта работа не совсем простая, дорогостоящая, но вполне выполнимая.

А.Д.: А в бюджете есть деньги на такие работы?

Ю.Т.: Сегодня в бюджете на эти работы практически не выделено, но у бюджета РФ достаточно возможностей, чтобы эту работу профинансировать. Мы с Дмитрием Николаевичем союзники в этом вопросе, у нас позиция одна.

А.Д.: А Кудрин?

Ю.Т.: С Алексеем Леонидовичем еще не говорили. Сначала подготовим совместную позицию с Минрегионразвития.

А.Д.: Зная обычную реакцию Кудрина на предложения еще что-то выделить из бюджета, можно предугадать, что будет довольно сложно.

Ю.Т.: Я очень хорошо знаю его реакцию, более того, наверное, она такая, какая должна быть у министра финансов. Тем не менее, я убежден, что Алексей Леонидович тоже хотел бы жить в чистой стране, купаться в чистых реках, а не в стоках канализационных коллекторов. Думаю, что здравый смысл здесь возобладает.

А.Д.: Когда мы говорим, что современная продукция должна быть экологически чистая - разделим на две части – понятно, что для международного рынка это сейчас становится фактически обязательным и мы рискуем остаться без экспорта, если мы не будем производить экологически чистую продукцию по тем нормам, которые есть на Западе. Насколько силен контроль внутри России? У меня здесь недавно сидели люди, которые профессионально занимаются сельским хозяйством на высоком уровне. Они говорят – вы окорочка американские не едите? Я говорю - нет. Они говорят – а вы знаете, из чего колбаса состоит? На 40 % это американские куриные окорочка. И никто не контролирует, есть какой-то внутренний экологический контроль в России?

Ю.Т.: Я считаю, что отвечать за вопросы, в которых ты специалистом не являешься, не очень профессионально. Это вопросы, связанные с Санпэпиднадзором, а уж точно не с министерством природных ресурсов. Но уже не как министр, а как гражданин страны, скажу – абсолютно убежден в том, что мы мало занимаемся рекламой и продвижением на рынок отечественных продуктов. Их надо выделять в отдельную категорию. Может, они должны стоить дороже, но это другого качества продукты.

А.Д.: Вы говорили, что надо создавать экологический кодекс, что есть первоочередные задачи – в частности, по стокам городов - вы говорили, что это одна из самых главных проблем. А я думал – а почему вы не говорите о промышленности, у нас промышленные центры менее проблематичны, менее загрязняют природу, чем просто города?

Ю.Т.: 1-й ответ - да, менее загрязняют. Если говорить о загрязнении водных объектов, то, конечно, объемы загрязнений промышленными стоками и жилищно-коммунальными несопоставимы. Жилищно-коммунальные лидируют существенно. В то же время есть еще загрязнение воздуха- там ситуация наоборот. И есть локальное загрязнение – нас интересует не средняя температура по больнице, а в конкретных точках крупные промышленные предприятия могут являться основными ультимативными источниками загрязнений. И это относится практически ко всему металлургическому комплексу. Большинство крупных металлургических комбинатов наносят существенный ущерб окружающей среде. Подход, на мой взгляд, здесь должен тот самый, как мы говорили по жилищно-коммунальному хозяйству, только без бюджетного финансирования. Здесь немного проще. Мы должны, посоветовавшись с бизнесом, Торгово-промышленной палатой, РСПП, определить коридор, в течение которого мы говорим - коллеги, столько времени вам на реконструкции очистных сооружений достаточно? Да. Замечательно! Мы включаем таймер.

А.Д.: Как ситуация с Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом? В прошлый раз, когда мы с вами встречались, вы были очень решительно настроено.

Ю.Т.: Не изменилось ничего в отношении. Мы договорились так – последнее заявление со стороны Байкальского ЦБК – не останавливайте. Мы все сделали, есть график, в течение которого к августу пускают сооружения города. Сразу после этого мы подключаемся, у нас все готово, и вопрос со сбросами Байкальского ЦБК заканчивается, а мы переходим на замкнутый водооборот. Я попросил своих коллег, которые занимаются этой проблемой, о 2 вещах. Первое – оформить это не на уровне обещаний, а на уровне соглашений. Может, это соглашение будет иметь не столько характер правовой, сколько характер моральный. Но, прописав обязательства сторон, мы будем знать, что после того срока, который в соглашении прописан, они просят – сегодня 1 августа, мы просим сдвинуться побыстрее. Что после этого срока тема для разговора – правильно ли мы поступаем с точки зрения экономики, остановив Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, отсутствует. Написали 1 августа, а я надеюсь, что будет написано 1 июня – не выполнили, тема для разговора исчерпана – закрыли.

А.Д.: Проблем много, мы о них будем говорить. Если возвращаться к началу нашего разговора- мы говорили, что было бы правильно для контроля над экологией, чтобы это все делать быстро и сильно, было бы правильно создать единый орган экологического контроля. как в свое время создали единый орган по борьбе с терроризмом, по борьбе с наркоманией. Мне кажется, это логично, чтобы не пересекаться. Сколько сейчас вообще организаций занимаются контролем в области экологии?

Ю.Т.: По разным подсчетам, в компетенцию ряда министерств вопросы экологии входят краешком, не менее 5, от 5 до 7. Все они занимаются своими фрагментами. Есть вещи совсем удивительные. В одном из важнейших вопросов в рамках Киотского протокола, которым Европа занимается более, чем предметно сегодня, это 1 из приоритетов европейского развития – у нас занимается Росгидромет. Нас представляет, как считают европейцы, институт научно-исследовательский. При всем моем уважении к Росгидромету, их задача – погоду определять и говорить, что завтра будет – снег или дождь.

Ю.Т.: Когда Росгидромет представляет Россию в Киотском протоколе, нас никто не понимает.

А.Д.: Мы говорим, что мы будем сейчас торговать квотами на чистый воздух, и при этом нас представляют метеорологи?

Ю.Т.: Так, к сожалению. Это сообщество миром оценивается, как невнимание России к этому вопросу.

А.Д.: Насколько необходимо создание единого органа, в частности, не только как органа контроля, но и как органа, который мог бы писать законопроекты, заниматься такой еще работой. Мы с вами говорили, что у нас большая проблема в этой области – нет единого экологического законодательства.

Ю.Т.: При всех противоречиях, которые возникли в ходе административной реформы, я считаю, что общее направление - развести законодательные и исполнительные функции – это правильное направление, что люди не должны писать законы, которые сами потом будут мужественно исполнять, а иначе они под себя начинают их писать. Мне кажется, когда мы говорим о едином органе, это та структура, которая существует в правительстве сегодня, это министерство, которое занимается формированием законодательной и нормативной базы, и входящие в структуру министерства - агентства или служба, в случае контрольных полномочий, очевидно, служба, которая занимается надзором. Мы говорим о едином органе не в отношении того, что всё вместе - и написание законов, и надзор, всё надо свалить в одну кучу – это неправильно. Мы говорим, что например, надзорными функциями, связанными с выдачей предприятиям тех или иных разрешений, не должны заниматься разные организации. Иначе идет попытка – а где мы можем решить этот вопрос. Это одна позиция, а вторая позиция не менее важная: мы убеждены, что практики выдачи индивидуальных разрешений предприятиям, кто больше может, по мнению чиновника, загрязнять окружающую среду, кто меньше, не может быть, такого нет уже ни в одном из направлений государственного регулирования. Требования должны быть общие.

А.Д.: Не существует какой-то общей программы, которую ты вбил в компьютер, параметры этого завода, и компьютер тебе выдает на основе этой программы заключение: не выдавать лицензию...

Ю.Т.: К большому удивлению, все не так. Предприятие рассчитывает проектные показатели, приходит с ними и обосновывает разрешенный объем сброса, тот объем, который выходит за пределы этого разрешенного сброса, оплачивается по другим…

А.Д.: Т.е. если много денег, можешь много сбрасывать?

Ю.Т.: Проблема даже не только в этом, это еще хоть в какую-то логику вписывалось, потому что эти деньги потом можно реинвестировать на воссоздание окружающей среды. Проблема еще в том, что этот лимит сбросов для каждого предприятия устанавливается индивидуально и чиновниками. Это ни в какие ворота не лезет!

А.Д.: У нас фактически руководит природой не закон, а люди, причем неизвестные нам люди – сидящие в кабинетах.

Ю.Т.: Как это не грустно, это так.

А.Д.: Удивительно! В XXI веке в России – обязательно обратим на это внимание первого вице-премьера правительства Дмитрия Медведева.

Ю.Т.: У нас есть сайт министерства, там организована система возможность постоянного обмена позициями, там можно вопросы задавать. Кроме министерства, я бы не ограничивался только государственными организациями, это очень важно, чтобы государство изменилось в отношении к экологии, и оно, кстати, меняет позицию. Вы знаете, знаковым событием является заседание Совета безопасности. В то же время не только Советы безопасности. Вы знаете, что на протяжении последних нескольких лет у нас было принято решение об изменении маршрута трубопровода Восточная Сибирь – Тихий Океан…

А.Д.: Когда Путин перерисовал?

Ю.Т.: Вообще-то это решение, которое стоит много миллиардов, ради сохранения уникального озера Байкал это решение принято. Вы помните, что у нас происходило на Сахалине, когда все говорили, что вы там не экологией занимаетесь! Мы - экологией занимались и будем продолжать ей заниматься. Государство по-другому начинает к экологии и охране окружающей среды относиться – это очевидно. В тоже время, я считаю, что важное значение в вопросах сохранения окружающей среды имеют и общественные организации. Сегодня мы с ними чаще являемся дискутирующими сторонами, обычно они «нападают» на органы государственного управления и говорят, что в той или иной проблеме мы не правы. На самом деле это тот случай, в котором, я считаю, что, слава Богу, что «нападают»… Проблема не в них, а в том, что нам с ними надо больше работать, чем мы и начинаем заниматься, надо реагировать на те вопросы, которые они ставят. Точно так же, как и мы, они не всегда правы, но они очень часто точно указывают нам болевые точки и нам надо на это реагировать. Еще один пример – подготовка к Олимпийским играм.

А.Д.: Они на вас нападают по поводу Сочи?

Ю.Т.: Не так, чтобы сильно на нас, многие из принципиальных позиций экологических организаций мы разделяем. Но, к сожалению, когда я говорил, что экономика и экология должны быть вместе, вместе создавать правильные условия для развития, тем не менее, это перспективная цель. Пока, к сожалению, у нас часто пытаются пойти простым путем – простое решение было принято, когда вместе с упрощением, дебюрократизацией процедуры экспертизы, вообще выбросили экологическую экспертизу из всех видов согласований.
В результате получилось, что у нас строятся объекты в особо охраняемых природных территориях, а экологической экспертизы нет. А там нет больше ничего, особо охраняемые территории придуманы для того, чтобы сохранять природу. Если там не проводить экологическую экспертизу, то можно их все застроить и забыть про них, что и пытаются делать. Вторую проблема – особо опасные объекты, которые, по сути, являются базовыми источниками загрязнений. Нужна там экологическая экспертиза? Очевидно! Сейчас готовится документ, восстанавливающий экологическую экспертизу в особо охраняемых природных территориях и по опасным объектам, это требования Зеленых.

А.Д.: Классический пример «Маяк», где весь шум был поднят, где иностранный исследователь обнаружил течь в баках, где они держали переработанную воду, течь шла в местную речку. Именно после этого! Если бы у нас была наша экологическая экспертиза, то не французишки бы этим занимались, а решали бы на государственном уровне и более спокойно, чем это произошло.

Ю.Т.: Именно об этом я и сказал. Хорошо, что у нас и общественные организации, граждане обращают внимание на охрану окружающей среды. Если говорить о гражданах в более широком смысле, не только ведь рамками общественных организаций очерчивается интерес людей к экологии. Отдельная тема – содержание зеленых зон городов. У нас, к сожалению, значительная часть зеленых зон городов представляют из себя широко распространенные свалки. Побороть это только методами и возможностями государства, на мой взгляд, крайне сложно мы же не поставим милиционера на каждой дороге и у каждой сосны, люди должны на это реагировать. Борьба за нормальную природу это тот случай, где можно и номер машины записать и сообщить о нем и такой институт должен работать. Сегодня в Европе выбросить мешок с мусором на улицу невозможно. Номер твоей машины, еще до того, как ты доедешь, будет в ближайшем полицейском участке.

А.Д.: Англичане датчики на урны сейчас ставят.

Ю.Т.: Примерно так. У нас вывез самосвал с мусором, не хочется платить на свалке, вывалили его под сосной и уехал с этим придется бороться самим.

А.Д.: У нас большинство участков оборудованы туалетной системой яма, откуда откачивают продукты жизнедеятельности человека, потом, не доезжая до мест переработки, сливают прямо в канаву.

Ю.Т.: Видите, как много чудес мы знаем в области не охраны окружающей среды.

А.Д.: Вы можете реально закрыть крупное предприятие? Сейчас уже есть такая борьба с одним из крупных предприятий - можно его закрыть?

Ю.Т.: Можно, если не будет выхода, то, как крайняя мера – мы это сделать в состоянии. Вопрос в другом - мы будем использовать все механизмы для того, чтобы заставить предприятие исправить нарушение. В ситуации с Сахалином, Байкальским ЦБК то, что мы занимаемся этим вопросом не двое суток, а месяцы, это не нерешительность. Мы просто хотим добиться не того, чтобы БЦБК не работал, а того, чтобы сбросов не было. Так по каждому предприятию, мы хотим устранить нарушения.

А.Д.: Увлечение контролем за экологией на первых порах не вызовет уменьшение производства промышленного, добычи сырья?

Ю.Т.: Не вызовет, потому что процесс реконструкции предприятий идет параллельно, он должен происходить практически каждый день. Когда я говорю, что на грязных технологиях не выиграешь, это не лозунг. Я все это видел, я могу вернуться к своей бытности работы губернатором Пермского края. Там приходилось все это видеть.
Например, нельзя забыть одно из предприятий в поселке Теплый Стан Пермского края, где делают ванны из чугуна. Более всего состояние предприятия внутри корпуса, на мой взгляд, напоминает преисподню. Не был там, правда… Но, там температура свыше 60 градусов, черная пыль, черные лица рабочих. И когда я спрашиваю руководителей предприятия: а вы долго будете так над людьми издеваться? Они говорят: у нас себестоимость ванны вообще почти ничего не стоит. Поэтому мы знаем, что они у нас плохие, но у нас предприятие рентабельно. Мы такие предприятия надо или реконструировать, или закрывать. Так нельзя жить.

А.Д.: Предприятия в Теплом Стане может и не очень заметно, их же тысячи, кто будет следить за маленькими предприятиями?

Ю.Т.: За ними не надо следить, надо создать в обществе правильные тренды. Надо, чтобы не только в наших встречах и радио-эфире, но и в действиях правительства, министерства. Люди поняли, что грязное производство в РФ не имеет будущего. Соответственно, если ты хочешь зарабатывать деньги не только сегодня, но и завтра, подумай о том, как сделать свое производство чистым.
Чем интересна, на мой взгляд, экология - она заставляет жить не сегодняшним днем, а заставляет заглядывать в завтрашний день, и за счет этого опережать в экономическом развитии, двигаться чуть быстрее, чем в других странах. Мне кажется, в большинстве стран мира повышение экологических требований, если это делать правильно, умно, без остановок и разрушений, приводит к толчку в экономическом развитии.

А.Д.: Штаты не присоединились к Киотскому протоколу? они до сих пор являются страной, которая довольно сильно загрязняет окружающую среду.

Ю.Т.: Только в этом случае я бы не рекомендовал приводить Штаты, как негативный пример. Штаты точно не говорят - коллеги, мы не видим проблемы глобального загрязнения, глобального потепления… Мы не будем заниматься загрязнением. Штаты занимают другую позицию. Они говорят – нам представляется, что механизм Киотского протокола может не быть эффективным, мы будем заниматься этой темой отдельно, сами, мы проинвестируем в это миллиарды долларов, мы создадим новые технологии, выйдем на другие энергоресурсы. Они, например, водородную энергетику уже сегодня…

А.Д.: Почему отдельно?

Ю.Т.: Не ко мне вопрос, я работаю в российском правительстве. Штаты можно упрекать в разных грехах, но нельзя упрекнуть в том, что они не хотят заниматься окружающей средой. Они просто говорят – мы будем делать это сами, и тратить больше денег.

А.Д.: Вопрос от газеты «Взгляд» - какие дополнительные функции предполагается получить комитету по экологии, и кто его возглавит и в чем видение создание единого комитета. Должно ли выйти постановление правительства или указ президента?

Ю.Т.: Структура правительства формируется на основании указов президента. Точно не готов комментировать в каком виде и когда он выйдет. Это должно быть решение руководителя страны. Кто возглавит? Мне кажется, что важно, чтобы этот орган возглавил человек профессиональный и умеющий организовать процесс, просчитать процессы развития на несколько лет вперед. Экология относится к тем вопросам, которые за месяц или год не решаются.

А.Д.: Когда ориентировочно планируется создание такого комитета?

Ю.Т.: Не думаю, что будут изменения до выборов нового президента РФ. В любом случае после выборов у нас по конституции должно быть новое правительство, в рамках этих изменений, возможно, будут приняты такие решения. Я говорю – возможно, потому что решения будет принимать руководитель страны.

А.Д.: Американцы очень сейчас серьезно работают над альтернативной энергетикой, над альтернативным сырьем фактически. У нас тоже есть необходимость в альтернативной энергетике, в частности, я так понимаю, что предполагается разработка таких месторождений, которые раньше бы, с таким качеством нефти, которое раньше бы не шло в переработку.

Ю.Т.: То, что касается разработки месторождений высоковязкой нефти, старых месторождений, где раньше уже не хотели ничего брать – это скорее экономика, чем экология. С сегодняшними ценами на энергоносители это выгодно, а значит, будут добывать любую нефть, лишь бы она приносила прибыль. Это нормально. Я бы сказал немного о другом.
Первое – РФ тоже точно принимает участие в работе научно-исследовательской по поиску новых источников энергии, эту работу ведут не только за рубежом. Второе – есть много уже сегодня источников возобновляемой энергии, которые можно использовать – древесные отходы и т.д. За счет нашего нефтяного и газового богатства мы этим занимаемся плохо, это наша уязвимая черта, надо обращать на это больше внимания. Третье - мне кажется, нельзя рассматривать водородную или другую энергетику как панацею, что завтра откроют и включат вечный двигатель, и энергии не потребуется. В тоже время - сосредоточенная работа всего человечества над поиском альтернативных источников энергии должна воздействовать и на нашу стратегию, связанную с разведкой, освоением и разработкой месторождений полезных ископаемых. Каменный век закончился не потому что закончились камни, а потому что потребность в них иссякла. Мы тоже не должны исходить из того, что сегодняшние традиционные энергоресурсы будут всегда. Их надо использовать, надо получать доходы, укреплять экономику России, строить новые очистные, новые предприятия, повышать доходы людей и исходить из того, что когда-нибудь человечество проблему энергии решит.

А.Д.: Спасибо. В студии был министр природных ресурсов РФ Юрий Петрович Трутнев.

 

По информации "Русской службы новостей" 

 

При перепечатке ссылка на www.woodbusiness.ru обязательна!

При перепечатке ссылка на www.woodbusiness.ru обязательна!


comments powered by Disqus



РАНЕЕ НА ЭТУ ТЕМУ:


01.02.2008 13:06 /
Благодаря выигранному федеральному гранту в Омской области будут высажены лесные массивы

Омская область одной из первых за Уралом выиграла федеральный грант в рамках Киотского протокола для высадки «Лесов Киото».



25.01.2008 10:19 /
Ладожские шхеры: в круге третьем

Не смотря на почти 20-летние попытки ученых и экологов добиться защитного статуса для уникальных фьордов Ладожского озера, дело все никак не сдвигается с мертвой точки.



24.01.2008 10:07 /
Уничтожение амазонских лесов ведется невиданными темпами

Бразильское правительство признало, что уничтожение амазонских лесов ведется «невиданными до этого темпами».


На правах рекламы:


   время выполнения страницы
 0.035588026046753
2011 Интернет-журнал woodbusiness.ru

Реклама:   julia@krasdesign.ru
   
Яндекс.Метрика